solaris_x86 (solaris_x86) wrote,
solaris_x86
solaris_x86

Category:

Самый больной вопрос, когда получатель отказывется от оказания социальных услуг

9106_300Новый, 2015 год, принес нам не только долгожданные каникулы и возможность встречи с Дедом Морозом — сказочным персонажем, но вполе реальную возможность встречи менее приятной — со вполне реальным работнком органа опеки или условного «центра социальногой помощи».

Нет, мы конечно же, всегда стараемся думать о людях только хорошо. И вполне вероятно, что подобная встреча, если и состоится, то будет носить характер больше ознакомительный.
Единственная (надеюсь) неприятность в том, что от нее вы уже не сможете отказаться, во всяком случае, на законных основаниях. Потому что с 1ого января вступил в силу полуювенальный закон №442 "О социальном обслуживании населения", согласно 29-ой статье которого вводится возможность «обследования жизнедеятельности гражданина, определения причин, влияющих на ухудшение этих условий» в целях «профилактики обстоятельств, обусловливающих нуждаемость в социальном обслуживании».И ладно бы это обследование могло быть проведено по предварительному согласию.

Ничего подобного в законе нет, а значит органы межведомственного взаимодействия в соответствии с новым законом и "Регламентом межведомственного взаимодествия", принятным в каждом регионе, будут иметь право входить в жилища, проводить «обследование» и «выявление причин» ещё до наступления обстоятельств, дающих право на социальное обслуживание. В конце концов, совсем не зря этот «Регламент», утвержденный постановлением Правительства ХМАО №394-п от 31.10.2014, своей целью откровенно ставит «осуществление профилактики обстоятельств, обуславливающих нуждаемость в соцобслуживании» и «выявление граждан, нуждающихся в социальном обслуживании».

Повторюсь еще раз — мы хотим думать о людях только хорошее. Поэтому мы были слегка ошеломлены некоторыми тезисами доклада Ольги Васильевны Дульгеровой — директора центра социальной помощи семье и детям «Вега», в котором 22 декабря 2014 года состоялся круглый стол в связи со вступлением в силу ФЗ-442.

Тезисы эти звучали так:



«И самый больной вопрос, когда поставщик <очевидно имеется ввиду получатель - прим. авт.> отказывется от оказания социальных услуг. У нас таких мамочек будет много - которые если пронюхают, то будут писать "отказываемся"...[Нрзб] Но мы обсуждали в "Веге". И думаем, тогда у нас будет 22 статья "Социальное сопровождение" и мы будем отрабатывать с теми органами системы профилактики, которые... ну допустим образование, ходят в детский сад - к нам не желают, мы будем отрабатывать через образовательные структуры, через здравоохранение... каким то таким путем.»

Ольга Васильевна совсем не зря упоминает «образовательные структуры» и «здравоохранение», потому что именно они в лице окружных департаментов образования и здравоохранения (и разумеется, Депсоцразвития, а так же других) и есть те самые участники «системы межведомственного взаимодействия» - то есть «органы системы профилактики» на языке директора "Веги".

Так вот, именно в ходе их «межведомственного взаимодействия», а так же статьи 14 ФЗ и будут проверяться семьи на предмет соответствия переченю условий статьи 15 ФЗ, согласно которой, вас можно без всякого уведомления признать нуждающимся в социальном обслуживании. И хотя, по статье 18 того же закона, вы можете откзаться от фактически навязваемых вам услуг — Ольга Васильевна резонно замечает — «...тогда у нас будет 22 статья "Социальное сопровождение" и мы будем отрабатывать с органами системы профилактики...»

К сожалению, осталось за скобками, как именно будут «отрабатывать» специалисты «Веги» с помощью детсадов, школ и больниц. Они при этом, конечно же поясняют, что речь идет о тех «мамочках» которые действительно плохо следят за детьми и могут оставить их, как это нынче говорится — «в социально-опасном моложении». И даже если эти «мамочки» откажутся от услуг, то «социальное сопровождение», то есть комплекс мер с предписанным планом их выполнения — по мнению О.В. Дульгеровой должен решить задачу. А если не решит, тогда что - «отобрание» в порядке предусмотренном Семейным кодексом РФ?

Но с другой стороны — в чем логика? Если родитель - асоциальный элемент, то ему наплевать ходит его ребенок в садик или нет. В этом случае, конечно нужно знать, что происходит у него дома пусть даже с помощью «обследования жизнедеятельности гражданина». Но если ребенок  дошкольное учреждение посещает — то значит, вряд ли родитель является таким уж асоциальным элементом. А следовательно, в подавляющем большинстве случаев «отрабатывать через образование» органы межведомственного взаимодействия будут на вполне добропорядочных семьях. Особенно, если учесть «коммерициализацию» социальных услуг (ст.5 ФЗ).

А широкий спектр причин, согласно которым в порядке ст.15 ФЗ вы автоматически можете быть признаны получателем социальных услуг, может поставить рядовую российскую семью в зависимость от различного рода нечистых на руку чиновников.

Одна из таких причин - «наличие внутрисемейного конфликта или насилия в семье» (п. 5. ст. 15 ФЗ).

Поэтому на круглом столе мы попытались выяснить, как же трактуются понятия насилия и внутрисемейного конфликта «органами профилактики», но, к сожалению, внятного ответа так и не получили. Впрочем, кое-какой свет на этот вопрос может пролить статья, размещенная на официальном сайте администрации г. Ханты-Мансийска, в которой специалистом все того же центра социального обслуживания «Вега» Риль. Н.М. обсуждается понятие «жестого обращения с детьми».

Для начала, в статье утверждается, что «По данным статистики, около двух с половиной миллионов несовершеннолетних в возрасте до 14 лет избивают родители». И хотя официальной статистики по избиению подростков конкретно родителями в открытых источниках нет, но косвенно можно об этом судить по следующим цифрам: официальная статистика МВД за 2013 год (отчет «Состояние преступности в России за январь-декабрь 2013 года» ) предоставляет данные о 36179 преступлениях против личности, следствием которых является умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести и 34786 преступлениях – умышленное причинение тяжкого вреда, для всех возрастов. Кроме того, по данным Судебного департамента РФ за 2013 год («Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания») по ст. 115-116 УК РФ за побои или причинение легкого вреда здоровью осуждено 32755 человек – для всех возрастов.

Поэтому даже если сложить все эти числа (предположим что каждый осужденный за побои совершил однократное преступление), то они будут в более чем 20 раз ниже заявляемых «двух с половиной миллионов» . То есть заявленные «миллионы» и близко не лежат с реальным положением дел. Его, кстати, регулярно озвучивает Елена Михайловна Тимошина - кандидат юридических наук, криминолог, член Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном по правам ребенка. По ее словам, в 2013 году совершено 84055 преступлений в отношении несовершеннолетних. При этом, 46750 - преступления, связанные с насилием. И только в 5423 случаях источником насильственный действий становились родители.

Разница - колоссальная.

Ну а доводы сотрудников «Веги» на «круглом столе» о том, что это только зарегистрированные случаи, не имеют под собой никаких оснований, кроме убежденности самих социальных работников. Ничем, кроме убежденности не подтверждаются и остальные цифры, указанные в статье: 50 тысяч детей, убегающих из дома из за «жестокого обращения», 50% бытовых преступлений в присутствии детей, 30-40% бытовых преступлений, совершаемых в семье.

Таким образом, мы видим, что социальные работники (во всяком случае, сотрудники «Веги»), основываясь на разного рода «наукообразных мифах», заранее убеждены в том, что насилия в семьях — много, просто его ЕЩЕ не выявили.

Поэтому, вполне логичными выглядят последующие «рекомендации» автора статьи для выявления этого самого «жестого обращения» с ребенком. Строго говоря, сам термин «жестокое обращение» вне статьи 156 УК РФ (Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) - это конструкт, привнесенный нам западными идеологами с целью максимального отчуждения ребенка от семьи — ведь в понятие «жестокое обращение» можно вписать практические любое действие родителя, ограничивающего свое чадо в воспитательных целях. Поэтому, неудивительно видеть в перечне «жестокого обращения» так называемое «психическое (эмоциональное) насилие», признаком которого являются например «убежденность ребенка в том, что его никто не любит».

Но, дело даже не в широко трактуемых понятиях пресловутого «жестого обращения», и не в коррупционной составляющей вступившего в силу закона. Ключевая проблема в том, что вместо того, чтобы лечить общество, нам в очередной раз предлагается сомнительная операция по удалению прыщей.

Страшно не то, что социальный работник теперь может стать успешным коррупционером, а то что условный социальный работник сегодня любовь, культуру и нравственное воспитание, как способ преодоления извечной проблемы отцов и детей, заменяет формализацией отношений в семье, словно наличием условных апельсинов в условном холодильнике можно характеризовать степень любви родителя к ребенку.

Ни разу на круглом столе не поднималась тема нравственного соответствия сотрудников своей выской миссии. Речь шла об обеспеченности инвентарем, порядке предоставления услуг, порядке расходования средств, степени готовности здания и так далее. О чем угодно, только не о нравственности. То есть, по сути система социальной поддержки на наших глазах становится той самой превращенной формой — формой, отрицающей свое содержание. И в самом деле — когда мы говорим о социальной поддержке, то первейшая задача соцработника — понять проблемы конкретной семьи. Но о каком понимании может идти речь в условиях полной формализации признаков неблагополучия? В условиях формализации способов преодоления неблагополучия и порядке их исполнения? В условиях работы социального центра "на оценку" в рамках системы менеджмента качества?

Во что превращается система социальной помощи и социальный работник, как ее звено? Уж не в того ли самого ювенального то ли надзирателя то ли ищейку в черной форме, жаждущего «выявить» и «излечить» очередную семью с признаками «жестокого обращения»?
Tags: Ханты-Мансийск, ЮЮ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment