solaris_x86 (solaris_x86) wrote,
solaris_x86
solaris_x86

Голос из Европы

Представляю на суд читателя очень интересное выступление депутата Европарламента Татьяны Жданок на Круглом столе Клуба «София» по теме «Как защитить Европу от американского кризиса?», состоявшемся в Софии 25 апреля 2015 года

Дорогие друзья, сердечно приветствую вас и благодарю болгарских организаторов нашей встречи, фонд «Славяне», за те усилия, что позволили нам собраться здесь.

Любимые слова, завещанные мне еще моим дедом: «Не бывает безвыходных ситуаций». Наверное, это то, что заставляет нас, политиков, активно действовать. А время сейчас требует от нас без устали искать выходы из создавшейся ситуации.

Те полтора года, что прошли после нашей первой встречи, подтвердили правильность прогнозов, изложенных в первой Софийской декларации. Сделаем краткий обзор событий прошедших полутора лет. Мы встречались в октябре 2013 года, за месяц до Вильнюсского саммита. Тогда Виктор Янукович еще готов был подписать соглашение с Европейским Союзом об ассоциации и о свободной торговле. После того, как в ноябре Янукович принял другое решение — отложить подписание соглашения, — события стали разворачиваться стремительно. Объявился Майдан и всё, что за этим последовало. Ситуация приняла, на мой взгляд, принципиально новый характер. Прежде Европейский Союз выстраивал вокруг России так называемую новую Берлинскую стену протяжением от Балтийского до Черного моря и далее, до Каспийского. Часть такого рода стены уже стал возводить Яценюк на границе Украины с Россией.

Тогда, в октябре 2013-го, Европейский парламент принял весьма специфическое определение характера взаимоотношений Европы и России — «критическое взаимодействие». Однако теперь вместо новой Берлинской стены выстраивается уже линия фронта. Изменилась даже риторика. У меня в руках материалы состоявшейся в Европарламенте 21 апреля дискуссии, которую подготовила крупнейшая фракция ЕП — Европейская Народная партия. Тема — отношения Евросоюза и России. Заголовок пресс-релиза по итогам заседания лаконичен и суров: «Европейский Союз должен сказать России: мы готовы идти воевать!» Как говорится, ни прибавить, ни отнять. На том заседании присутствовали и выступали и политики, непосредственно формулирующие внешнеполитическую позицию Европейского парламента: председатель Комитета по иностранным делам Элмар Брок из партии Ангелы Меркель и его заместитель — польский депутат Яцек Сариуш-Вольский. В ходе недавних дебатов на сессии Европарламента Сариуш-Вольский предъявил, по сути дела, ультиматум европейской элите, связанный с трагедией в Средиземном море, когда 900 человек утонуло на судне, идущем от берегов Ливии. Тогда на чрезвычайном саммите Евросоюза было предложено, чтобы все страны ЕС, а не только Италия, Мальта и Греция, распределили между собой нагрузку по решению проблемы беженцев. Так вот, ультиматум Сариуша-Вольского звучал так: мы не станем помогать решению проблемы, если вы не выполните наши требования, касающиеся востока, то есть если вы не займете жесткую позицию в отношении России.

Особенно опасно, что эти кликуши, осмелившиеся произносить слово «война», причем «горячая война», а не «холодная», готовы открыть еще и второй фронт. Не только фронт на Украине, но еще и фронт в странах Балтии. На той дискуссии 21 апреля выступал еще один представитель Народной партии: Габриэлюс Ландсбергис, внук знаменитого Витаутаса Ландсбергиса. Комитет по иностранным делам поручил ему подготовить резолюцию по отношениям Европейского Союза и России. Этот текст уже доступен, и он настолько ужасен, что, говорят, даже Элмар Брок сказал Габриэлюсу, что текст надо переписать, — этот вариант он не примет. В тексте молодого Ландсбергиса ничтоже сумняшеся утверждается, что Россия после Украины намерена атаковать страны Балтии, устроив предварительно провокацию на границе. Мол, уже начиная с весны наблюдается активность на границах.

К нам в республику, в частности, в нашу партию «Русский союз Латвии», буквально повалили иностранные журналисты. Спрашивают, собираемся ли мы объявлять в Латгалии создание республики, по примеру Донецкой и Луганской республик. Аналогичные вопросы они задают по поводу северо-востока Эстонии. Последняя такого рода встреча у меня была с очень представительным и владеющим русским языком корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» Эндрю Хиггинсом. Все вопросы, которые он задавал в Риге мне и моим коллегам, касались одного: правда ли, что готовится провозглашение Латгальской Республики. При этом ссылался и даже показал мне распечатки с некого сайта. Я ответила, что это очевидная провокация — таких сайтов можно при желании создать сколь угодно много.

Очевидно, что ситуацию намеренно нагнетают. Что можно противопоставить такого рода действиям? Где искать точки сопротивления? Для этого стоит обратиться к голосованиям в Европейском парламенте по антироссийским резолюциям и по резолюциям об Украине. Против них голосуют на двух флангах: фракция левых в одной стороне зала и, с другой стороны, крайне правые. Плюс — отдельные депутаты в центре. Этот альянс, складывающийся сам по себе, выглядит довольно странным и неестественным. Более того, он, простите за не слишком литературное слово, «напрягает» левых. Их при каждом удобном случае обвиняют в том, что их позиция совпадает с позицией крайне правых. Интересно было бы обсудить сегодня, является ли такое совпадение позиций тактическим или в нем есть некий стратегический подтекст.

Пока же я расскажу о центре. Или, точнее, о левом центре, который представляют присутствующие здесь три политика. Помимо меня, это Анна Миранда и Иньяки Иразабалбейтия. Наши партии входят в общеевропейскую партию, которая называется «Европейский свободный альянс». Ее еще называют партией регионалистов и национальных меньшинств. Партия принципиально дистанцирует себя от правых националистов. Такая позиция закреплена и в политической платформе, и во всех резолюциях съездов Альянса. Мы предложили нечто новое, некую новую комбинацию, а именно — левый национализм. Правда, политики с правого фланга, тот же Ван Ромпей, в течение пяти лет возглавлявший Европейский совет, говорил нам, что, дескать, национализм не бывает левым. Однако я видела своими глазами, как наш принцип работает в Стране Басков. Этот регион Испании, отнюдь не лучший по природным условиям, сейчас впереди по всем экономическим показателям. В основу политики и действий его регионального правительства, локальных органов власти положена как раз идея о сочетании здорового патриотизма, или, если хотите, национализма, с идеей социальной справедливости. Из этой идеи выросло много проектов, в том числе знаменитый кооператив «Мандрагор».

Стало быть, мы трое представляем здесь специфическую политическую структуру. На прошлой неделе в городе Баутзен на востоке Германии, где проживают лужицкие сербы, состоялся съезд Европейского свободного альянса. В ЕСА входит более 40 партий, но, к сожалению, в Европейском парламенте альянс представляют только 7 депутатов, — меньшинствам получить свое представительство на уровне ЕС довольно трудно. Крупнейшими партиями Альянса являются Шотландская национальная партия и левая партия из Каталонии «Euskerra Republikana», которые инициировали в своих регионах референдумы о независимости. Хотя референдум в Каталонии не признан Мадридом, а на референдуме в Шотландии требование независимости получило менее половины голосов (результат референдума готов был признать Лондон, но тот же Лондон сделал всё, чтобы этот результат был не в пользу отделения), сейчас эти регионы продолжают борьбу. И вот вам реакция: несмотря на поражение на референдуме в Шотландии, произошел громадный прилив в Шотландскую национальную партию, численный состав ее вырос в 10 (!) раз. Сейчас, за неделю до выборов в Великобритании, эта партия, судя по опросам, должна взять едва ли не все 58 мест, предусмотренные в Палате общин в Вестминстере для Шотландии. А каталонцы намерены последовательно идти своим путем и региональные выборы в сентябре считают плебисцитом по вопросу о независимости.

Вчера в самолете я прочитала статью в «Нью-Йорк Таймс», автор которой очень озабочен ситуацией в Шотландии. «Нью-Йорк Таймс» в ужасе от того, что Шотландская национальная партия будет очень хорошо представлена в Вестминстере, составив конкуренцию лейбористам и консерваторам. И «Нью-Йорк Таймс» тоже, что интересно, считает — Шотландская национальная партия гораздо более левая, чем лейбористы.

Итак, есть такие партии и такая политическая сила в Европе. О них подробнее расскажут Анна и Иньяки. Я же со своей стороны считаю, что нужно продолжить поиски именно в этом направлении, отбрасывая какие-то не характерные для левых политические установки. Границу здесь можно провести легко. Отправной точкой здесь может служить формула из преамбулы Всеобщей Декларации прав человека: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах». Если эта формула представлена в программе той или иной партии, значит, нам с этой партией по пути. Для сравнения приведу совершенно иную формулу. После известных январских событий в Париже один из идеологов Национального фронта, депутат Европарламента Аимерик Шопрад, в интервью российскому телевидению (допускаю, что во Франции он более осторожен в своих высказываниях) сказал следующее: «Мусульмане должны либо ассимилироваться, либо покинуть Францию». Конечно же, с политиками, представляющими такую позицию, мы не можем быть в стратегическом союзе. Хотя случается, что по некоторым резолюциям мы голосуем одинаково.

В заключение я хочу вернуться к тому, с чего начал Захари Захариев, — к 70-летию Победы. В странах Евросоюза набирают все большую силу попытки переписать историю Второй мировой войны с целью принизить роль СССР в разгроме нацистской Германии. И, пожалуй, сегодня самый громкий антироссийский, антирусский сигнал идет из Польши. Недавние оскорбительные, скандальные заявления польских официальных лиц болью отзываются в моем сердце. Наш семейный архив хранит письма моего дяди, погибшего в Польше незадолго до Дня Победы. Мы не знаем точного места, где он погиб. Поэтому, когда мы похоронили в Риге его мать, на надгробии рядом с ее именем вписали имя сына и слова: погиб в Польше в апреле 1945 года. Уже поэтому мне отвратительно то, что вытворяет сегодня польский политический мейнстрим, а Сариуша-Вольского воспринимаю как своего личного политического противника. В жесткую стычку с ним я вступила еще в 2007 году при обсуждении событий в Эстонии, связанных с переносом «Бронзового солдата»; тогда он возглавлял комитет по иностранным делам. Но сегодня я рада, что в числе прочих на нашей встрече есть представитель Польши, занимающий совсем другую позицию. Правда должна восторжествовать.

Источник - газета «Суть времени»

Tags: Клуб София
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments