March 3rd, 2014

Червоный стяг

Уроки истории

Глядя на события последних дней, невольно начинаешь проводить параллели с событиями столетней давности.

Российская империя, 1914 год. Канун Первой мировой войны. Российское общество встречает царское "Положение о подготовительном к войне периоде в связи с объявлением Австро-Венгрией войны Сербскому государству и бомбардировкой Белграда" массовыми митингами в поддержку власти.

Отходят на второй план революционыне красные флаги, поднимаются государственнные - "за войну до победного конца". Святейший Синод призывает "постоять за славу Царя, за честь Родины". Общество мобилизуется. Идет массовая запись добровольцев на призывных пунктах. Ко дворцу направляются патриотические шествия. Буржуазные организации засыпют престол верноподданническими телеграммами. Газеты трезвонят о «единении царя с народом».

Царизм начал войну под колокольный звон и торжественный гул приветствий помещиков и буржуазии. А уже через год сменился «патриотической тревогой», по выражению Милюкова - лидера партии кадетов Государственной Думы.IV созыва. Тревожиться было отчего:

Прогнивший насквозь продажный аппарат военного ведомства не подготовил снарядов. Неповоротливые генералы не успевали подвозить артиллерию и резервы. 25 апреля 1915 года немцы взяли Либаву, угрожая Риге. Австрийцы отбили 20 мая Перемышль, а 9 июля русские оставили Львов. В течение июля немцами были захвачены все русские крепости в Польше, 23-го пала Варшава. Потеряв Польшу, русские войска очистили и Литву.

Как снежный ком нарастали противоречия буржуазии и самодержавия. И вместе с тем оставляли за скобками важнейшие проблемы снабжения армии, подъема промышленности, обеспечения населения продовольствием. Вместо решения первоочередных задач представители крупной буржуазии использовали свое положение для получения крупных заказов и "организованной спекуляции".

"Трехдюймовая шрапнель и была первым лакомым куском, на который оскалились зубы всех шакалов", писал генерал Маниковский, бывший в 1915 году начальником Главного артиллерийского управления.

Февральская буржуазно-демократическая революция и отречение царя не решили проблем - к лету 1917 года насквозь прогнившее Временное правительство потеряло всяческое доверие и ввергло страну в хаос.

Должны ли мы извлечь из этого уроки? Несомненно.

Да, сегодня нет самодержавия. Да, Россия не находится в статусе ведения войны. Но разве мы не видим нарастающего элитного раскола? События "болотного протеста" ясно дают понять - компрадорская часть элиты при настойчивом западном давлении настроена сборосить любого, мало мальски социально ориентированного правителя. И окончательно решить русский вопрос, набивший оскомину высокоэлитарным структурам стран золотого миллиарда.
Не этим ли занималась продажная буржуазия, сделавшая ставку на Временное правительство?

Понимает ли сам Путин, какой ему брошен вызов? Безусловно. Судьбу Милошевича, Каддафи и Хусейна - искавших стабильность в договорах с Западом - знают все. Но одно дело - понимание, другое - реальные действия, связанные с этим вызовом. До сих пор мы видели сложную траекторию правящей элиты, ищущей с одной стороны - диалога с Западом, а с другой - доверия народных масс.
Но именно эти два взаимоисключающих вектора порождают стратегическую растерянность власти.
А значит, нет никакой гарантии, что мобилизационные решения центра будут выполнены так, как того требует обстановка. "Снарядный голод" образца 2014 года будет стоить гораздо больше жизней чем 100 лет назад.

Поэтому, уже сейчас, не дожидаясь от власти посылов о "смене курса", "новой национальной стратегии", "русской идее" и т.п. мы должны формировать отряды гражданского сопротивления. Чтобы в час "Х" быть готовыми реагировать на стремительно меняющуюся обстановку.

Фашисткий зверь выпущен, а наша страна за 25 лет "перестройки" стала слабой и зависимой от внешних источников. Давление будет только нарастать, "турбулентность" политических, экономических и иных процессов только усиливаться. А значит, только от нас с вами будет зависеть будущее нашей страны.

Пришло время реальных гражданских действий. В огне брода нет. Вливайся в наши ряды.