March 28th, 2017

Червоный стяг

О прокуратуре, НКВД и недозволенных методах.

После проведения в Тобольске громкого процесса над «углановцами», которые создали вредительскую организацию в рыбтресте, 5 октября 1937 г. [омский областной прокурор] Е. Рапопорт вернулся в Омск и немедленно был вызван в партколлегию контрольной партийной комиссии по Омской области. Без долгого разбирательства областного прокурора исключили из партии. Затем он будет давать «объяснения» уже в НКВД. Позднее, в июле 1939 г., он описал это в обращении в обком партии.

«...На первом же допросе бывший начальник IV съезда УНКВД по Омской области Саенко предъявил мне требование написать заявление и показание о том, по состоял якобы членом к.р. троцкистской организации, будучи завербованным в нее бывшим секретарем обкома ВКП(б) Булатовым, и о том, что я осуществлял якобы в прокуратуре вредительство во главе прокурорской к.р. организации, состав которой по нисходящей и восходящей линиям Саенко предложил мне «дать« следствию; через несколько дней он потребовал еще написать, что я руководил омской организацией эсеров.

Не будучи виновен, я категорически отказался стать на путь лжи к клеветы на себя и на других людей, и тогда Саенко лично применил ко мне, как в этом допросе, длившемся непрерывно с 25 по 31 декабря 1937 года, так и в ряде последующих допросов 1938 года, ряд извращенных приемов следствия с целью насильно заставить меня дать требуемые показания.

На путь клеветы на себя и других, несмотря на принуждения, я не стал.

26 ноября, через год после ареста, мне было предъявлено по распоряжению Саенко обвинение в принадлежности к к.р. организации правых и в проведении в трокуратуре вредительской линии на защиту врагов народа.

В 1939 г. по моему делу был произведен ряд допросов в совершенно нормальной деловой обстановке, и я получил возможность изложить все то, что имел сказать в опровержение ложного обвинения меня, и просить о глубокой проверке моих доводов. 9 июля 1939 г. я был вызван к новому начальнику областного Управления НКВД тов. Захарову и был им и начальником следственной части УНКВД тов. Прищепа освобожден с прекращением дела обо мне по ст. 4 п. 5 УПК, т.е: за отсутствием в приписываемых мне действиях состава преступления».

ЦДНИОО, ф. 17, оп. 5, д. 133, л. 164-166.

САЕНКО Георгий Нестерович, род. в 1902 г, в с. Красный Яр Восточно-Казахстанской обл. До ареста - член ВКП(б), депутат Верховного Совета РСФСР. В Омском УНКВД - начальник 4-го, затем 2-го следственного отдела.

«Саенко арестован УНКВД по Омской области 9 мая 1939 года с санкции Военного прокурора Западно-Сибирского военного округа, с разрешения Президиума. Верховного Совета РСФСР, с согласия секретаря Омского обкома ВКП (б) и НКВД СССР.

...По существу предъявленных обвинений Саенко на допросе 28 декабря 1939 г. никаких ответов на вопросы следствия не дал, заявив, что следствию НКВД Оме кой области он не верит и давать показания ему не будет.

Однако на предыдущем допросе Саенко давал показания о том, что он принимал участие в избиении арестованных, а также не противодействовал незаконным действиям бывшего начальника УНКВД Омской области Валухина, заключавшихся в необоснованных арестах».

Сам Саенко рассказал на допросе: «...На один из допросов пришел и я. Нелиппа (один из арестованных следователей - Авт.), как это было заметно, уже был Ракитой бит. Приняв участие в допросе, я лично вместе с Ракитой принял участие в избиении Нелиппы. Я лично Нелиппу бил кулаком по шее, плечам и спине. А Ракита, бил ребром ладони по шее. Затем, по согласованию со мной, Ракита увел Нелиппу в смежную комнату, где положил его на диван и бил пряжкой ремня по заду.»

«29 декабря 1939 г. в 4 часа 35 минут утра Саенко, находясь в камере следственной тюрьмы УНКВД Омской области, покончил жизнь самоубийством (повесился)».

Архив Омского УФСБ, д. П.6339, т.2, лл. 655-668.

В.М.Самосудов Записки из кровавого года, Омск, 2000, с. 146-148