Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Червоный стяг

В каждой шутке есть доля шутки или как выглядела антисоветская пропаганда времен тоталитаризма

Родился Леонид Маркович Бачкуринский в 1918 году в славном городе Одессе. Маму свою он не помнил. Она умерла, когда Леонид был еще совсем несмышленышем. Вскоре куда-то сгинул и папаша. Заботу о воспитании Леонида взяло на себя государство. Так он оказался в 1926 году в Одесском детском доме имени Коминтерна.

В 1935 году его торжественно выпустили из детского дома и направили на Одесскую обувную фабрику № 2, где он через шесть месяцев получил специальность закройщика. Впереди маячила трудовая жизнь. Но то ли в детском доме Леонида плохо воспитали, то ли в крови у него играли вольные гены знаменитых одесских контрабандистов, флибустьеров, фармазонов и бандитов, только в начале 1936 года «увел» Леонид с фабрики изрядный кусок кожи. Вором он был неопытным, и довольно скоро его поймали. Одесский суд отнесся к молодому парню снисходительно, определив ему всего шесть месяцев лишения свободы, но и этих шести месяцев «тюремных университетов» вполне хватило, чтобы Леонид получил новую «специальность»: из закройщика обуви превратился он в карманного вора.

После освобождения на воле ему пришлось быть недолго. В 1937 году он попался на очередной краже. На сей раз суд определил ему уже два года лишения свободы, из которых он реально отбыл только все те же шесть месяцев.
Освободившись досрочно и вернувшись в славный город Одессу, он столкнулся с извечной проблемой бывшего зека, не решенной и до сих пор: работы нет, квартиры нет, прописки нет. Жил по «малинам» и «хазам», продолжал облегчать карманы веселых одесситов. Во время очередной милицейской облавы был задержан без паспорта на одной из «хаз» и получил за нарушение паспортного режима полтора года лишения свободы. Освободился в марте 1939 года и занялся все тем же — карманными кражами.

В какой-то момент наступило временное прозрение. Жизнь уходила, а впереди маячили лишь тюремная решетка да колючая проволока лагерей. Л. Бачкуринский пошел к прокурору Сталинского района Одессы Бернштейну.
— Гражданин прокурор, — обратился Леонид к Бернштейну, — перед вами карманник-профессионал, который решил завязать с этим делом и стать честным тружеником нашей великой державы, первой в мире семимильными шагами идущей к социализму — светлому будущему всего человечества. Помогите ему, то есть мне, гражданин прокурор, порвать с темным прошлым, покончить с воровством, этим родимым пятном проклятого капитализма на чистом теле нового общества!
Бернштейн оказался человеком отзывчивым, он снял трубку и позвонил на завод «Электрошнур». Чиновник на другом конце провода долго отнекивался, но прокурор Бернштейн был неумолим.

Collapse )
Червоный стяг

О прокуратуре, НКВД и недозволенных методах.

После проведения в Тобольске громкого процесса над «углановцами», которые создали вредительскую организацию в рыбтресте, 5 октября 1937 г. [омский областной прокурор] Е. Рапопорт вернулся в Омск и немедленно был вызван в партколлегию контрольной партийной комиссии по Омской области. Без долгого разбирательства областного прокурора исключили из партии. Затем он будет давать «объяснения» уже в НКВД. Позднее, в июле 1939 г., он описал это в обращении в обком партии.

«...На первом же допросе бывший начальник IV съезда УНКВД по Омской области Саенко предъявил мне требование написать заявление и показание о том, по состоял якобы членом к.р. троцкистской организации, будучи завербованным в нее бывшим секретарем обкома ВКП(б) Булатовым, и о том, что я осуществлял якобы в прокуратуре вредительство во главе прокурорской к.р. организации, состав которой по нисходящей и восходящей линиям Саенко предложил мне «дать« следствию; через несколько дней он потребовал еще написать, что я руководил омской организацией эсеров.

Не будучи виновен, я категорически отказался стать на путь лжи к клеветы на себя и на других людей, и тогда Саенко лично применил ко мне, как в этом допросе, длившемся непрерывно с 25 по 31 декабря 1937 года, так и в ряде последующих допросов 1938 года, ряд извращенных приемов следствия с целью насильно заставить меня дать требуемые показания.

На путь клеветы на себя и других, несмотря на принуждения, я не стал.

26 ноября, через год после ареста, мне было предъявлено по распоряжению Саенко обвинение в принадлежности к к.р. организации правых и в проведении в трокуратуре вредительской линии на защиту врагов народа.

В 1939 г. по моему делу был произведен ряд допросов в совершенно нормальной деловой обстановке, и я получил возможность изложить все то, что имел сказать в опровержение ложного обвинения меня, и просить о глубокой проверке моих доводов. 9 июля 1939 г. я был вызван к новому начальнику областного Управления НКВД тов. Захарову и был им и начальником следственной части УНКВД тов. Прищепа освобожден с прекращением дела обо мне по ст. 4 п. 5 УПК, т.е: за отсутствием в приписываемых мне действиях состава преступления».

ЦДНИОО, ф. 17, оп. 5, д. 133, л. 164-166.

САЕНКО Георгий Нестерович, род. в 1902 г, в с. Красный Яр Восточно-Казахстанской обл. До ареста - член ВКП(б), депутат Верховного Совета РСФСР. В Омском УНКВД - начальник 4-го, затем 2-го следственного отдела.

«Саенко арестован УНКВД по Омской области 9 мая 1939 года с санкции Военного прокурора Западно-Сибирского военного округа, с разрешения Президиума. Верховного Совета РСФСР, с согласия секретаря Омского обкома ВКП (б) и НКВД СССР.

...По существу предъявленных обвинений Саенко на допросе 28 декабря 1939 г. никаких ответов на вопросы следствия не дал, заявив, что следствию НКВД Оме кой области он не верит и давать показания ему не будет.

Однако на предыдущем допросе Саенко давал показания о том, что он принимал участие в избиении арестованных, а также не противодействовал незаконным действиям бывшего начальника УНКВД Омской области Валухина, заключавшихся в необоснованных арестах».

Сам Саенко рассказал на допросе: «...На один из допросов пришел и я. Нелиппа (один из арестованных следователей - Авт.), как это было заметно, уже был Ракитой бит. Приняв участие в допросе, я лично вместе с Ракитой принял участие в избиении Нелиппы. Я лично Нелиппу бил кулаком по шее, плечам и спине. А Ракита, бил ребром ладони по шее. Затем, по согласованию со мной, Ракита увел Нелиппу в смежную комнату, где положил его на диван и бил пряжкой ремня по заду.»

«29 декабря 1939 г. в 4 часа 35 минут утра Саенко, находясь в камере следственной тюрьмы УНКВД Омской области, покончил жизнь самоубийством (повесился)».

Архив Омского УФСБ, д. П.6339, т.2, лл. 655-668.

В.М.Самосудов Записки из кровавого года, Омск, 2000, с. 146-148

Червоный стяг

Одиночные пикеты в Ханты-Мансийске

20 июня 2016 года в г. Ханты-Мансийске прошли одиночные пикеты с призывом об отклонении законопроекта № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности».

В стенах законодательного органа этот законопроект появился в декабре 2015 года, когда Верховный Суд РФ, следуя предложениям Президента о декриминализации некоторых статей уголовного кодекса РФ, воспользовался правом законодательной инициативы. Декриминализация, то есть признание деяния НЕ общественно-опасным, и НЕ влекущим уголовную ответственность, подразумевалась прежде всего для тех статей, в которых говорится о небольшой степени тяжести преступления, как например ст. 116 — нанесение побоев, не повлекших вреда здоровью. Однако, с подачи депутата Крашенинникова, ко второму чтению в текст законопроекта были внесены изменения, абсолютно противоречащие его первоначальной задумке.

Так, г-н Крашенинников предлагает изложить ст. 116 УК РФ таким образом, что сама по себе родственная связь фактически становится одним из признаков состава преступления. Таким же как хулиганство и экстремизм! Более того, с подачи того же депутата примирение по делу возбужденному по ст. 116 УК станет невозможным!

На практике это будет означать, что любая ссора с близкими людьми — будь то супруг, супруга, ребенок переходного возраста или даже теща или свекровь волею судеб проживающая с вами в квартире — может запросто привести к тому, что из вас сделают уголовника и осудят не менее чем на 360-часовые обязательные работы, а то и вовсе дадут до 2-ух лет лишения свободы.

А если дело касается ребенка или тем более подростка? Сегодня отец выдернул его из "теплой" компании, а завтра он, по науськиванию, написал заявление на родителя. И что же? Родитель сидит, семья находится под плотным контролем органов опеки, а ребенок в лучшем случае переживает последствия того, что его близкий родственник - уголовник.

Все это конечно ведет к разрушению института семьи, как такового. Именно поэтому "тихой сапой" проводились эти поправки, и ничего не оставалось родителям как своей гражданской активностью остановить это вторжение.

Поэтому 20 июня, в преддверии рассмотрения законопроекта в третьем, окончательном чтении, родительская общественность Ханты-Мансийска провела одиночные пикеты у офиса местного отделения "Единой России":Collapse )

Червоный стяг

Как убивали одесситов в Доме Профсоюзов - детали сценария... +18

Оригинал взят у frallik в Как убивали одесситов в Доме Профсоюзов - детали сценария... +18
Уже понятно, что в Доме Профсоюзов в Одессе было убито много более 42 человек. Провокаторы увлекли людей в здание, где их можно было убивать безнаказанно, с наслаждением и без свидетелей. Пожара внутри здания не было - была постановка пожара, чтобы списать на него массовое уничтожение граждан Украины.

Версия поста на английском языке - http://ersieesist.livejournal.com/813.html Если есть возможность, закиньте на англоязычные сайты.

BmpRfPSCYAEOLMN
Сначала поджог палаток на площади и организация значительного по площади открытого пламени на фоне здания. Людей увлекают под защиту массивных дверей Дома Профсоюзов. У сторонников федерализма на площади не было заранее заготовленных бутылок с зажигательной смесью. Откуда же возник пожар внутри здания?

Collapse )